Утром при входе на работу в предпраздничный день девушки поздравляли коллег мужчин с 23 февраля. Оформили фойе под аэропорт, сами оделись под стюардесс - пилотки, галстуки, звучали радио объявления о приглашении на регистрацию. Атмосфера как перед полетом подарила мне ощущение дороги, предвкушающей круглосуточный отпускной отдых, встречу с морем, новые знакомства. Мужчин и парней приглашали как бы на стойку регистрации, потом усаживали в кресло у муляжа иллюминатора, кружились вокруг них, подносили напитки. Женщин не задерживали, и я зашла в лифт, со мной же юркнул и проскользнувший мимо «регистрации» айтишник. Я спросила:
- А самолет?
- Мне некогда, - ответил он, не поворачиваясь, чего в нашем лифте со мной еще не бывало.
"Жаль, - подумала я, - представление готовили самые молодые, звонкие и озорные девушки, в основном, незамужние. А он - парень интересный, умный, перспективный. Да, может, конкретно из-за тебя и икрилась сейчас наша первая красавица юристка Червона Рута, которую так прозвали в честь песни, обворожительно исполненной ею перед коллективом на Новый год».
Через час тот айтишник зашел ко мне в кабинет подписать обходной лист - увольнялся. Понятно, он, видимо, уже приземлялся в другом аэропорту.