- Давным-давно, ишшо до нонешнего-то времени святого, ох и страшнючие ж люди по земле-то шоркалися. Не к ночи будь помянуты, свят-свят Хлоров Хин, спаси меня грешнова! Прямо рылы звериные: посередь головы как бы горка така кожана, а в ей дырки!
- Ой, деда, ой, боюсь! Не надо, дееедаааа!!!
- Подожжи голосить-та! Вон шшели-то глядельные запотели ужо! Есторию знать надыть, сила в ей и правда великая, о-о-от. Значить, дырки в горке-та, а под горкой - будто колуном торкнули - длинна така прореха, а кромка ейная красная и мясом наружу вывернута. Шаволится жерло под горкой-та, блямкает, а унутре кости понатыканы мелкие. Вся погань-то срамная снаружи у их была и жижей смердящей сочилася, Сумамед меня прости! Гляделки выпученные рыбьи, и над пырлами-то энтими лбишше костяной огроменный!
- А куды они делись-та, деда?
- Дык помёрли, помёрли. Веры у их истинной не было, вот и помёрли. Тёмное время было, смутное. Испытание им было божиско. Наслал на них бох заразу матову, а спасение, как в Писании-то нашенском писано, через сизу будет.
- Как это - через сизу?
- О-о-о-о, дык это в нонешнее время мы сразу с сизой-то рождамси. А в раньшие времена на рылы тряпицы таки приляпывали, чтоб значицца заразу не пущать. А кто в сизу не верил, тот с голым рылом ходил, а зараза из жерла так и пыхала. Сначала школьны и ститутски бабы помёрли от заразы, некому стало деткам малым ученье давать, следом учёные лекари сгинули, и вот, унуча, кака закавыка-то – все сизу на дырки ляпали, а вот поди ж ты! Почему, спросишь, помёрли? А веры не было крепкой. И закончился бы род человечий, если бы не народилась праматерь наша Сиза Пресвятая. Матерь ейная с батюшкой шибко веруюшши были – по две сизы носили не снимаючи, молилися святому Хину Хлорову и причашшалися левым флоксацыном. И в положенный срок народилася у них младеница несказанной, унуча, красоты. Увидели её люди и обомлели! Вся погань-то, все дырки-то непотребные под складкой кожистой спрятаны. Оттянули младенице складку-то, а там до того славно всё устроено – горки уже и нету, дырочка тока дыхательная махонькая в пушку, и роток снизу пристроен. Никака зараза не достанет! Шшели глядельные ладны таки, узенькие, а над бровками только полосочка тоненька - волосики сразу от бровей растут. Услышал, значить, бох их молитвы и послал спасение роду человечьему. Назвали младеницу Сизой и стали от неё приплода ждать. Так и выжили. А складка-то по имени нашей спасительницы и зовётся теперя - сиза.
- А я красивая?
- Все мы от праматери нашей произошли, все сизорождённые, а красивше этого и не сыскать ничего на всём белом свете. Моя-то сиза сморщенна уже вся, бохрома на ей поседела, а у тебя, гляди-ка, гладенька, беленька. Ну, пошли, унуча, смузь сосать, мамка твоя вон трубками кормильными машет. Да и спать лягим пораньше: у Парамоновых дитё старого образцу народилося, дык Парамоновых-то пожечь надо до полудня. Святой праздник у нас завтра!

(с) с просторов