Почему словам "да ты сам виноват" в соцсетях никогда не нужно верить.



Я вчера читала очень трогательную исповедь нескольких матерей-одиночек. А потом целое ведро комментариев, что они "сами во всем виноваты, и надо было думать, а не рожать, и смотреть, от кого рожаешь".

И вот что.

Когда мы мужественно показываем свое откровенное или больное, и в ответ получаем: «Так сама виновата! Надо было думать головой! Ты чем думала? Куда смотрела-то? Надо же, опомнилась! Пришла просить, чтобы тебя пожалели!!!» - это всегда ужасно обидно, гадко и нечестно. Это обидно настолько, что перехватывает дыхание. А когда его перехватывает, мы на несколько секунд теряем способность соображать. И вот в эти-то несколько секунд мы начинаем верить, что чужая оценка и наша вина – истинны.

Но «сама виновата» это не оценка.

Это что-то вроде магического заклинания, бессмысленного набора слов, чтобы со злостью оттолкнуть от себя чужую боль или тревогу, когда она, эта боль, прокатилась в опасной близости. А у нас, например, нет сил ни слышать ее, ни видеть.

Некоторые люди очень плохо различают, где боль своя, а где чужая. И если боль рядом, им автоматически начинает казаться, что либо это их боль, либо они в ней виноваты.

Психика этих некоторых людей настолько хрупкая, что похожа на унитаз в старом советском доме. Вроде выглядит как работающий, но на самом деле все внутри прогнило, проржавело и держится на каких-то проволочках и куске пластиковой бутылки.

И внутри вся конструкция ужасно болтается и дребезжит. При этом надо же как-то держать фасад взрослого человека, который справляется. Хотя внутри ощущение, что ******, и в любой момент все рухнет.
(ощущение, кстати, не обманывает, и время от времени у них действительно все рушится)

И когда шарик чьей-то чужой боли просто катится рядом, а тем более, когда кто-то просит сочувствия, этот внутренний унитаз начинает дребезжать так, что уши закладывает. Потому что начнешь другого жалеть – сам рассыплешься.

И все эти «сам виноват» и «надо было раньше думать» - всего лишь агрессивная самозащита, отчаянный крик «уйди-уйди-уйди!».

По сути, человек пытается оттолкнуть другого, чтобы остаться в живых. Просто он по инерции делает не один шаг, а два, три, пять – не просто оттолкнуть, а для надежности уничтожить, ну или хотя бы пнуть его как можно сильнее, прогнать, унизить (что в психике тоже будет равняться «уничтожить»).

Чтобы врагу не пришло в голову вернуться и снова просить сочувствия или там жалости.

Поведение это совершенно инстинктивное. И не от хорошей жизни.

Так ведут себя родители, истерически орущие: «Сам виноват! Идиот! Сколько раз тебе сказано было, не ходи туда, не трогай, не лезь! Что ты теперь от меня хочешь?!». Учителя и мелкие чиновники, которые говорят: «Да я вообще не хочу знать ваших обстоятельств! Это ваши проблемы, а у меня бланков нет!».

И люди в соцсетях тоже так себя ведут. В интернете даже проще, ты не ограничен профессиональной ролью и можешь позволить себе всякое.

Это не значит, что они реально оценивают нас.

Никого не хочу расстраивать, но нас они в упор не видят.

Просто у чьей-то слабенькой психики возникла галлюцинация, что на нее напали. Что ж, бывает, мерещится.

Но не надо чужие галлюцинации принимать за истину. Иначе мы вслед за ними падаем в сумеречный мир искажений и кривых зеркал, начиная думать «а ведь и правда виновата», «надо было думать», «надо было смотреть», «какое же я ничтожество» и так далее. Не надо туда сваливаться. Там и без нас уже много народу барахтается.

В этом месте мне часто возражают: но ведь действительно бывает, что человек и не подумал, и не предусмотрел. А значит, правда сам виноват! Что теперь, и не скажи ему уже этого?..

По-моему, так и не скажи.

Во-первых, если и виноват, то уж точно не перед нами, полузнакомыми людьми из соцсетей. Вина – вообще чувство необычайно интимное, и чаще всего переживается наедине с собой, максимум с близкими. Странно ожидать, что кто-то будет каяться перед нами на площади.
Нам, кстати, и вреда никакого не причинили.

Во-вторых, мы никогда не видим полной картины. Даже по отношению к себе мы ее чаще всего не видим, что уж говорить о чужих историях. И не надо думать, что другие люди не стараются. Обычно в каждой точке реальности человек правда пытается сделать как лучше.
(если он не психопат, но психопатов несколько процентов в популяции)

И делает, как лучше – с учетом обстоятельств, личного опыта и своих психических ограничений. Мог бы больше – сделал бы больше. Не сделал – значит, не мог.

Даже если мы думаем по-другому.

Даже если он думает по-другому.

Так что обычно мы имеем дело с историей человека, который старался, как мог, но при этом больно ушибся.
Мы вовсе не обязаны ему сочувствовать. Мы, может, тоже не раз больно ушибались за последнее время. И тоже, может, держимся на своей последней проволочке. И вообще тратить на чужого человека свое сочувствие – это роскошь. Иногда непозволительная.

Но своими жалобами он на нас и не нападает.

Поэтому, если что, просто молча, огородами, уходим, да и все.

Просто уходим.
К себе.
Чай пить с вареньем. И сантехнику свою чинить.

Анастасия Рубцова