На мою жизнь в последние несколько лет серьезное влияние оказало общение с престарелыми. Людей совершенно не тронутых распадом в за 80 можно, конечно, встретить. Но ненадолго. Недолго побеседовав с приятным разумным старичком или приятной ухоженной дамой, поражаешься сохранности тела и светлости ума. Но стоит встретиться во второй, третий раз – и в лучшем случае повторяется в точности тот же разговор, а не в лучшем и вовсе может выясниться, что за бодрым человечком круглосуточно следят через окно на 12 этаже сотрудники телефонной компании и начинают звонить, когда он(а) идет в туалет.

По моим наблюдениям, все эти естественные изменения, от сильных пограничных, но еще здоровых странностей до реальных психозов больных деменцией, вырастают из того, что раньше было просто чертами характера и образом жизни. Человек как бы превращается во все более жестокую карикатуру того, чем он был раньше. У большинства становятся явными скрытые в прошлом страхи. Тревожность тоже проявляется в заданных давним давно формах.

Так вот, самая тяжелая форма тревожности, на мой взгляд, растет из ипохондрии и чрезмерного внимания к процессам собственной жизнедеятельности. Сужающиеся когнитивные возможности, внимание, память – все уходит на поддержание слежения за процессами внутри собственного организма, а внешние факторы все больше становятся объектами угрозы: окружающие так и норовят повредить, отравить, нарушить ход событий от мозга до ануса. И не только люди -- солнце делает пятна, ветер надувает радикулит… телевизир сказал, что микроволновка посылает сигналы с марса и читает марсианам наши мызли...

Я это все к чему?
Только ленивый не употреблял в связи с потерей веса словосочетание «изменить образ жизни». Это как бы стало уже общим местом, употребляется не задумываясь. Сейчас, находясь на подъеме после первой вполне успешной недели похудательного марафона, я прихожу к выводу, что совершенно не заинтересована в изменении образа жизни на «здоровый». Для меня это будет именно марафон, от старта до финиша. Если получится добежать, то постройневшей и крепкой я вернусь в ряды людей с умеренным, но вполне среднестатистическим образом жизни: без весов на каждый прием пищи, подсчета шагов, записывания калорий и йопаных судочеков. Без самозомбирования типо разведенный водою творог со стевией и желатином --*это тот же сырник, тока здоровый. С ресторанами, алкоголем, питанием когда проголодался, а не по расписанию. Физ. активности у меня и так всегда были по максимуму. По максимуму моих возможностей, имеется ввиду: когда успеваю, хватает сил, всегда чем-нибудь регулярно занимаюсь. Бассейн, велик, йога, зал. Воды тоже пью, если не 2.5 литра, то включая чай где-то 1.5 – 2. Сахар практически не добавляю. Десертом балуюсь. Это можно изменить, наверно. Газировку могу выпить, когда на фастфуд потянет, а это пару раз в год может.

Единственное, что хотелось бы изменить в будущем, после марафона -- это количество употребляемых углеводов. Я все ж приличным рабом булки всегда была, как сейчас вижу. На марафонской пище реально лучше себя чувствую, и что самое неожиданное – по хлебу не страдаю совершенно. Пару хлебцов съедаю с удовольствием – и все!
Итак, осталось пять с половиной кило.
Марафону -- да.
Изменению образа жизни -- зэ