Суббота

Раннее утро: солнце сверкает, цветы благоухают, птицы поют.
А главное-тихо и спокойно.

На кухне еле слышно играет джаз.

Я наливаю кофе, отрезаю кусочек любимого сыра и иду на патио. Сажусь в кресло и наслаждаюсь свободой.

Все спят, включая брехливую мармузетку.

Скоро дом наполнится шумом и закрутится хлопотливая карусель выходного дня.

А пока можно спокойно выпить кофе и послушать птичек.

И вдруг на патио выходит Папа, под майкой у него круглый шар, который он бережно поддерживает двумя руками.

Отгадай, кто у меня-предлагает Папа и улыбается во весь рот.

Боже мой, я поднимаю глаза и руки к небу, от возмущения ничего не могу сказать, только укоризненно смотрю на счастливого Папу.
Опять котик?! Чьёрт пабери!!!

Да, сколько же можно, да, когда же они уже закончатся, Азохен вэй (здесь было другое слово) возмущаюсь я, глядя на небо. Но ответа нет.

А вот и не отгадала, радуется Папа, что ему таки удалось меня надурить.

Посмотри кого я поймал у нас в саду, захлебывается он от счастья.

Папа задирает майку и показывает мне серо-голубой пушистый комок.

У кролика голубые глаза, роскошная шуба с голубым же отливом и чистые розовые уши. Видать из хорошей семьи.

Кролик случайно забежал к нам через многочисленные дырки в заборах, которые роет Кнопка.
А когда от нее исходит густой, одуряющий аромат страсти, то и влюбленные кобели кавалеры по ту строну забора начинают рыть встречные подкопы. Сад у нас большой, соседей семь штук и у всех по две собаки.

Но пришел сын и все испортил.

Не позволил Папе просто так присвоить себе нового питомца.

Да еще стыдил его.

Как ты можешь гладить чужого кролика, если по своему потерянному питомцу где-то плачет маленькая девочка? Его надо вернуть!

Посадил кролика в мармузеткину переноску и понес по соседям.
Два часа он шлялся по улицам, взмок и изнемог. Но никто не признал в кролике своего любимца.

И соседи на нашей улице и соседи с соседних улиц, все отказались.

А мы уже по нему скучали.

Сын вернулся домой усталый: забирайте себе своего кролика. Разрешил.

Папа сразу погнал в магазин и купил кролику щедрое приданное: двух комнатную клетку, поилки, корм, печенье, чесалки, игрушки и все то, что предложил ему продавец.

Мы назвали кролика Машкой, но совершенно случайно выяснилось, что это не Машка, а совсем даже Мишка. Под хвостик мы кролику не смотрели, что смотреть, мы все равно не понимаем. Нет среди нас специалистов.

И вдруг случайно выяснилось, что Кнопка больше нашего понимает в этом интимном деле.

Клетку поставили в Папином гараже, вместе с кошками. Кошки не возражали, а скорее всего плевать хотели на нового жильца по коммуналке. Они на него даже смотреть не стали.

Зато Кнопка проявила к Мишке нездоровый интерес. Она бегала вокруг клетки и пыталась потрогать Мишку лапой, просовывая ее через прутья.

Папа решил их познакомить. Взял Мишку на руки и позвал Кнопу.
А она, повела себя ужасно и нам за нее было стыдно. Она носом задрала Мишкин короткий хвостик и стала вылизывать его бледно голубые(!) яички. Мишке это не нравилось, он брыкался, но вырваться он не мог, Папа крепко его держал, боялся что он убежит и не зная дороги, не сможет вернуться домой.

Кнопку невозможно было отодрать от бедного Мишки, она рвалась к нему, громко возмущалась и злилась, что мы ее не пускаем. Это же ее жених, сами принесли и сами мешают. От злости, эта поганка, даже тяпнула меня за большой палец на ноге.

Мы надеялись, что кролик будет радостно носиться по нашему огромному саду, бегать по траве и спать под кустами. Но, Мишка, выходил из клетки буквально на пять минут размять кости и пощипать травы и затем стремглав бросался назад в свой дом.

Как оказалось, его буквально преследовала Кнопка.

Наша маленькая лисичка, наша мармузетка, наша любимая девочка оказалась сексуальной извращенкой.

Она подкарауливала кролика и азартно гоняла его по саду. Если он забивался в траву или под куст, она схватив его зубами за шею, выволакивала на середину двора и опять сексуально домогалась его. Запрыгивала на него, задирала носом его хвост и даже пыталась перевернуть его на спину. Мишка сопротивлялся как мог, барабанил ей по морде задними лапами, сворачивался как ежик в комок, ничего не помогало.

Пришлось на время Мишкиной прогулки сажать Кнопку в клетку.
Как только Мишка почувствовал свободу, он сразу дал деру. Папа искал его по поздней ночи с фонариком в руках, но Мишка не дурак, он не вернулся. Жить рядом с такой озабоченной дамой, кто же это выдержит.

Я облегченно вздохнула, надоело Мишку выпускать, а Кнопку загонять, потом наоборот, Мишку закрывать, Кнопку выпускать, итак, по три раза на день.

Но через пару дней, я снова увидела нашего беглеца....
Пришла маленькая девочка с мамой. В руках у девочки был наш Мишка.

Слава Богу дома никого кроме меня не было, я открыла дверь и узнав Мишку, сразу от него отказалась. И головой качала и руками для убедительности отпихивалась: не наш, нет-нет. Ничего не знаю.

А увидев, как девочка радостно расцвела улыбкой и прижалась щекой к Мишке, предложила забрать его клетку и чесалку и игрухи и еду и все-все, что доверчивому Папе всучил ушлый продавец.

Они ушли счастливые.

* Мишка прожил у нас всего две недели.

Папа, Мишка и Кнопка в гараже