Когда-то, очень давно наши домa были конфискованы и переданы трудящимся.

А раньше они (и все вокруг), принадлежали русскому купцу Тезикову и наш район так и назывался "Тезикова Дача" или просто-Тезиковка.

Оба дома находились на одной территории, но один стоял в глубине двора, а второй, сразу у входа. Первый явно был барский, с лепниной на потолках, с просторными светлыми комнатами, большой верандой, окнами выходящей в яблоневый сад.

Второй дом, внешне был таким же как и первый, но внутри он был разделен на множество мелких комнат для прислуги.

В переднем доме жили две семьи.

В одной половине б. Маруся с мужем и сыночком.
Во второй, ее старшая сестра Анна, с двумя дочками Линой и Ирой.

Б.Марусю сослали в Среднюю Азию как раскулаченный элемент. Она родилась в станице Медведково, в большой и богатой семье. До 13 лет училась в частной гимназии. А потом пришла Советская власть и все порушила. Живыми из этой мясорубки выскочили только две младшие девочки:Маруся и ее сестра Нюся.

На седьмое ноября, моя бабушка, по-соседски будет приглашать Марусю выпить рюмку коньяка, по случaю праздника. Но б. Маруся будет отказываться»:Что бы она сгорела, это ваша Советская власть.»

Маруся закончит медицинские курсы, за которые заплатит дальний родственник и сразу пойдет работать туда, куда возьмут.

В психиатрическую лечебницу, в трех остановках от дома.
Там и будет работать до 80 лет и уволится только перед рождением правнука. Она будет самой лучшей медсестрой в отделении, и все эти годы, ее портрет будет висеть на доске почета.

Замуж она выйдет за красивого и самого сильного парня во всей округe, но счастья с ним не будет.

Муж Павел будет гулять-изменять, а заработанные деньги тратить исключительно на свои удовольствия.

И будет не главой семьи, а павлином, с красивым хвостом. Так и будет, всю жизнь, мелко переступая лапками,пританцовывать перед тетками, широко распустив, яркий веер своих чудесных перьев.

Единственное счастье- сыночек. Один-единственный, долгожданный.

Б.Маруся мечтала назвать его Алешенькой, но муж запил-загулял и забыл забрать Марусю с ребенком из роддома. Им пришлось добираться домой на ишачьей бричке.

Зашла она домой, а там дым коромыслом, муж с приятелями «обмывает» сына. В одной руке у него рюмка, в другой свидетельство о рождении ребенка.

В документе имя-Ким.

Коммунистический Интернационал Молодежи.

Расстроилась Маруся, да дело сделано, стала звать сына Кимушкой.

Вскоре муж привел Марусе свою «полюбовницу» тоже Марусю и предложил жить всем вместе, дружно и счастливо.В одной, единственной комнате.

Б.Маруся выгнала их, но блудный муж вскоре вернулся, жилищный вопрос стоял остро, а теток вокруг было завались.
А потом он влюбился в певичку и пришел у жены отпрашиваться на гастроли.

Б.Маруся крепкой породы, донская казачка, она и бровью не повела, отпустила и слова худого не сказала.
Так и осталась она одна в 38 лет, мужиками больше не интересовалась
Мужу Павлу, писанному красавцу, выколола швейной иглой глаза на всех фотографиях.

Сын ее женился поздно, в 27 лет, привел 17 летнюю худенькую Надю и сказал»:У нее нет никого и нет ничего»

Б.Маруся обрадовалась:» Что нет никого, это хорошо, а что нет ничего, то наживете еще»
И сразу приняла Надю как свою родную дочь, тем более, что Надя была сирота.

Надя будет крутить фиги всю жизнь и устроит Марусе вырванные годы.
Много всяких приключений придется ей пережить вместе с невесткой.
Спойлер:

Во второй половине дома жила Марусина сестра Анна, с двумя дочками.

Анна заболеет и рано умерет. Умирать будет медленно и мучительно, проходящей под окном сестре будет кричать»:Маруська, дай мне яду»

Старшая ее дочь Лина выйдет замуж за летчика и останется жить в родительском доме.
Через год и младшая выйдет замуж и переедет к мужу на соседнюю улицу.

У Лины родится две дочки.

Старшая Галя была серьезной и вдумчивой. Весь день она сидела с книжкой в руках. Кроме учебы ее ничего не интересовало, она мечтала уехать в Москву и поступить в МГУ.

После второго курса она выйдет замуж за Леву Бронштейна и вместе они погрузятся с головой в любимую математику так, что никого и ничего не будут замечать вокруг.

Она больше никогда не вернется в родительский дом, у нее просто не будет времени. После окончания института у Гали случайно выскочит ребенок, которого тот час же подхватит свекровь и увезет к себе на дачу.

Галя с мужем не смогут оторваться от своей научной работы даже, когда умрут родители, они не приедут на похороны.

Младшая дочь Люба была совсем другая. Веселая, смешливая, с чуть раскосыми глазами, она была чудо, как хороша.
К тому времени, как Галя уехала в Москву, Любочка расцвела как майская роза.
А тут сосед Толик вернулся из армии.

Родители Любы гнали Толика, что бы не стоял и не вздыхал под окнами.

Но не углядели и у 15 летней Любочки вырос живот.

Толик с Любочкой последнюю черту не переступали, но обнимались очень крепко, видимо быстрый и жадный Толикин сперматозоид все же смог нахально пролезть через непорочные врата.

В школу она ходить перестала, сидела все дни дома, боялась высунуть нос на улицу.

Соседки показывали вслед Лине пальцем и ухмылялись. Ей было тяжело, но она выдержала. А вот муж ее сломался.

Бывший военный летчик, сильный человек, не перенес позора и отравился.

Он не умер, хотя и слегка повредился в уме. Затем перенес инсульт и его частично парализовало. После этого он сразу превратился в дедушку с палкой.Сильно похудел и окончательно облысел.

Толика заставили немедленно жениться на Любочке и даже взяли к себе в дом, что бы соблюсти приличия. Но сразу после рождения девочки, Толика выпрут и он уедет куда глаза глядят.

А Лина будет всем соседкам по 125 раз рассказывать, что Любочка девственность свою потеряла под ножом хирурга, а вовсе нет от Толикиного члена.

После болезни мужа ей придется выйти на работу. Кассиром на почту.

До этого она никогда не работала, образования никакого не имела, а просто жила в свое удовольствие. Она удачно вложила свою красоту в замужество и наслаждалась жизнью.

На всех старых фотографиях, она в пышном платье, красной помаде и в мужской шляпе, лихо заломленной на затылке. В изящной руке тоненькая папироска.

Она ни в чем не нуждалась, гоняла на мужниной Победе, которую он получил за заслуги перед Родиной. Даже во время войны она шила себе платья у портнихи. Однажды выменяла у младшей сестры пуговицы. За пакет орехов, Ира срезала их с единственной выходной блузки.

Из-за болезни мужа пришлось продать Победу и огромный рояль, который стоял мрачным айсбергом в углу комнаты, тускло отсвечивая черной полиролью. Упражняться на нем никто не умел. Купили эту роскошную весчь исключительно, что бы не потерять деньги во время денежной реформы.

Я помню этот рояль, вместе с Любочкиной дочкой Элкой, которая была младше меня на несколько лет, мы играли на нем одним пальцем «Жили у бабуси два веселых гуся» и конечно, собачий вальс. Клавиши у рояля западали, он отказывался служить двум малолетним дурочкам, понимая, что достоин лучшей участи.

Лина рано утром уходила на почту, а ее муж оставался дома один. Ему было скучно одному и он выходил во двор к б. Марусе.
Она его жалела, называла «голубчиком» и читала ему вслух газету Труд.
Иногда он выходил за калитку и гулял вокруг дома с палочкой.
Мы глупые дети, смеялись над ним.

Сначала он шел медленно, потом начинал ускоряться, потом практически бежал, опасно наклонившись к земле.

-Куда же ты Сережа, спрашивала б. Маруся, когда он пробегал мимо нее, сидящей возле калитки на колченогом стуле.

-Я не могу остановиться, кричал д. Сережа, не поворачивая головы и не прекращая движения. Только возле школы его ловили прохожие и за руку вели назад, к нашей калитке.

Жену он раздражал, это из-за него ей пришлось работать, да еще ухаживать за выжившим из ума беспомощным стариком. Придя с работы, она давала ему миску супа и после этого больше не обращала на него внимания.

Завела себе маленького песика и все свое внимание отдавала только ему.

Когда песик заболел Лина, не спускала его с рук, делала ему уколы и качала по ночам, завернув в свою шаль. У собачки была чумка.

Однажды утром она ушла на работу, д. Сережа вытащил собачку из тряпок, вынес во двор, положил на пенек и отрубил ему башку.
Чтоб животное не мучилось.

После этого мы перестали его дразнить и обходили десятой дорогой. Мы были испуганы такой жестокостью.

А б.Маруся, вздыхая объясняла нам, что голубчик-Сережа приревновал Чапика к жене.

Но все равно, он остался у меня в памяти добрым человеком.
Летом мы, детвора бегали по дорожкам во дворе, он ловил нас и подавал каждому по большой виноградной кисти. Лина нас гоняла, если видела, что мы срывали хоть одну ягодку. Могла и обругать и веником стукнуть. Но, конечно, д.Сережа был такой смелый, только когда жены не было дома. Все считали его чокнутым, а я помню, что у него было хорошое чувство юмора, тогда, когда еще можно было разобрать, что он говорит.


Младшая сестра Лины, была совершенно другой. Трудно было представить, что они родные сестры, настольно разный был у них характер.
Ира вышла замуж по большой любви за очень видного мужчину и всю жизнь страшно этим гордилась. Она закончила медицинское училище и до самой пенсии работала акушеркой в роддоме №4, который был в трех остановках от нашего дома и в котором родились почти все дети на нашей улице, включая моего мужа, его брата и нашего сына. И всех их принимала т. Ира.

Во втором доме жили еще две семьи, но об этом в следующей серии.