Начало здесь


Благодаря маме, у которой везде был блат, Сережу оставили служить практически рядом с домом. До воинской части в Чирчике было не больше часа езды.

Мы загружали багажник котлетами, пирожками, фруктами и ездили к нему каждые выходные, то с мамой, то бабушкой Марусей.

Мама панически боялась, что сына заберут воевать в Афганистан.

Именно в Чирчике была перевалочная база, куда призывали парней со всей страны, подготавливали и отправляли на войну.

Но мама точно знала, что ее сыну это не грозит.

Она уже однажды испытала этот ужас и заранее подстраховалась.

Старший сын вернулся из армии осенью, устроился на работу, собрался жениться.

И вдруг поздно ночью, за ним пришли и как преступника, увели прямо из-за праздничного стола. Ничего не объясняя.

Все срочно, в страшной спешке, не церемонясь и не отвечая на вопросы родственников.

Сам он, конечно, тоже ничего не мог понять, с какой стати его забрали прямо в день рождения, да еще в 12 ночи? А главное куда и зачем? И за что?

Он не мог знать, что началась война с Афганистаном. Именно в этот день, 25 декабря 1979 года.

Воинская часть и военкомат находились в двух остановках от нашего дома.

Бабушка Маруся срочно побежала искать маму Надю, надеясь на ее блат и помня, что у невестки были шуры-муры с полковником этой части.

Надя нашлась в 2 часа ночи.

К 4 часам утра она привезла в военкомат все документы и рентгеновские снимки от врача.

Весной, в армейском госпитале, ее сыну сделали операцию на колено. Во время службы он разбил его, прыгая с большой высоты. После операции прошло несколько месяцев и он еще сильно хромал. В колене стоял кусок пластмассы вместо кости.

В 6 утра, ее сын был уже намыт-набрит, одет в новенькую форму и получил оружие. А 7 утра всех ребят, которые были с ним в накопителе увезли в аэропорт.

А они с сыном вернулись домой.

Какие бы номера не выкидывала после этого ее невестка, б. Маруся всегда была к ней снисходительна.

А Сережка в армии быстро подружился с ребятами и вокруг него образовалась сплоченная группа. Он всегда был лидером, вожаком и душой компании.

Когда мы приезжали к нему, он быстро рассказывал нам свои новости, наспех перекусывал, и собрав еду в пакеты стремился назад к своим друзям. Ему в армии было интересно, весело и комфортно.

Через 2 месяца, приехав, как обычно, в выходные, мы узнали, что еще в понедельник Сергей улетел в Афганистан.

Мама подняла всех на уши, но нам показали заявление, написанное кривым Сережкиным почерком, где он просит отправить его и его друзей на войну.

Он знал, поганец, заранее все знал, и заявление написал практически сразу, как его забрали служить.

Никому, конечно, ничего не сказал.

И за неделю до отъезда, Сережу вместе с друзьями отпустили в увольнение на сутки. И именно в этот день он шепнул мне на ухо»: Дочик, ты даже не представляешь, как мне нравится в армии и как мне интересно, а скоро предстоит настоящее дело» И блестел глазами.

Но я, конечно, не поняла его восторга, думала учения какие....

Потом уже, когда б. Маруся будет упрекать его в этом, он как обычно, отопрется: « Я Дочке намекал, но, она балбеска, не поняла, я что виноват, что она инфузория-туфелька?

Все ребята были призваны с разных республик и только Сергей был местный, Ташкентский, поэтому он и привел всех друзей к нам.

Мальчишки, а их было 11 вместе с Сережкой, спали у нас на полу в повалку во всех комнатах, включая широкую прихожую. Одеяла и подушки пришлось собирать по всем соседям.

А до этого они, перекинув шланг через ветку старой яблони, умывались, брились и брызгались.

Молодые, стройные, высокие, красивые, накачанные.

Я принесла им ворох одежды из шкафа, практически всех удалось одеть в гражданскую одежду, только брюк не всем хватило.

Они ушли гулять по вечернему Ташкенту и вернулись поздно.

А чуть свет я побежала на базар за горячими лепешками и кислым молоком, а б. Маруся варила в огромной кастрюле макароны и доставала из кладовки свой стратегический запас тушенки.

Сосед д. Фима принес дефицит, большую банку кофе, у молочницы купили два 3-х литровых баллона молока.

Мальчишки в ожидании завтрака, крутились на турнике, пинали грушу, вертели Сережкины нунчаки, боксировались, подначивали друг друга, дурачились, хохотали.

Молодость, азарт, предстоящие приключения распирали их.

Победил Лешка, самый здоровый и сильный, он больше всех мог подтянуться на одной руке.

Мы, конечно, страшно все переживали за Сережку.

Зная его смелость, безрассудство и стремление быть в эпицентре событий...

Неверующая б. Маруся вздыхала:"Матерь Божья, что же этот сорванец наделал?"

Всего через несколько недель я увижу его снова. На короткое время он заскочит домой, по дороге в аэропорт, который был буквально в паре остановок от нашего дома.

Все будут на работе, включая б. Марусю, только я, сдав сессию в институте, буду на каникулах.

Я успею обнять его и сунуть пакет с едой. Он уедет опять и вернется уже только после окончания службы.


Спойлер:


Из 11 мальчиков домой вернутся только четверо, в том числе и наш Сережка.

После Афгана он будет дружить с ребятами из своей части всю жизнь. Они будут помогать друг другу и всегда поддерживать своих.

Когда случайно, в аварии погибнет их друг, они будут опекать вдову с ребенком много лет, пока она снова не выйдет замуж.

Все праздники, дни рождения, годовщины они будут отмечать вместе, они станут одной семьей, а гражданские будут им не интересны и непонятны. Их дружба прошла проверку войной, и она спаяла их в одно целое. Война сильно изменит их и сделает другими. Именно поэтому они будут крепко держаться друг за друга.

Сережа будет ранен в бою, мелкие осколки гранаты до сих пор у него в бедре.

Получит несколько наград и в том числе, орден Боевого Красного Знамени.

Вернувшись из Афгана долго будет страдать от головных болей, от тяжелых снов, в которых будет опять и опять видеть себя в засаде. Злиться на неправильность и несправедливость мирной жизни

Но со временем все сгладится, он женится, получит, как ветеран, квартиру, родит дочку и поменяв несколько разных мест работы, наконец, найдет себе дело по душе.

Сережа для меня не только друг детства, он мне родной человек. Совсем не потому, что он брат моего мужа, это просто приятное совпадение.

Он мне брат, самый настоящий брат и я не воспринимаю его иначе. Даже с моим Вовкой у меня нет такого взаимопонимания.

Сережка всегда заступался за меня, если мама Надя вдруг напрыгивала с нравоучениями, больше некому было, с б. Марусей у нас была чистая любовь с раннего детства. И моя долгожданная внучка названа ее именем.

Сережка всегда останавливал маму: « Ну, ты что? Кого ты ругаешь? Это же наша Дочка»

Когда у Сережки случаются проблемы, он звонит сначала мне и говорит:»Ты, это....того, Дочик, там Папе скажи... как нибудь, что я машину опять разбил»

Когда Папа возмущается: что-ооо, опять? Вот же балбес!
Я вытаращиваю глаза и кричу Папе: Он, твой брат! Младший! Единственный! Ты что?