Вот, еще архивное. Не прошло и двух лет, а приходится признаваться в собственной неправоте: сытые нации так же подвержены памятниковой лихорадке как и голодные. О чем свидетельствуют события прошедших выходных в Вирджинии, где в процессе протеста против сноса памятника генералу конфедерации пролилась кровь.



О благополучии населения можно судить еще и по уровню ажиотажа по отношению к памятникам. Вот читала я жутковатый и, как оказалось, спорный рассказ Платонова «Мусорный ветер», а там сцена открытия памятника Гитлеру в каком-то нищем городке. И описание воодушевленной толпы вызвало живую ассоциацию с толпами, заваливающими памятники.

А самое большое количество памятников на душу населения я видела в Лиме. Среди нищей в массе толпы и жуткой архитектуры, где большинство домов и гостиниц в благополучных кварталах обнесено колючей проволокой с надписями на разных языках «не влезай убьет». Какие-то генералисимусы в треуголках, папуасы с копьями, на конях и пешком, позолоченые и позеленевшие… и островки живых цветов у ног каменных дев с младенцами…

Мне кажется, реально сытые толпы на такое не способны, чтоб вот так «в едином порыве» возбудиться манипуляциями с памятником, будь то открытие или снесение. Чай, не Black Friday. Надругаться по-мелкому – это можно, особенно когда ты молод и нетрезв. Ну по телику там или по радио еще можно дискутировать быть конфедеративным символам или не быть.
И не радостно мне почему-то ни от того, ни от другого. Это все грустные наблюдения.
Капри, Сиэтл... Народ, большей частью, безмолвствует. Бухарест. Там периодически заменяют скульптуру.


Вотъ.