Сегодня утром пошла в магазин и увидела, как полиция составляет протокол на месте "акта вандализма". Честно скажу, смотреть на испоганенные фотографии было больно. Боровск - город маленький. Почти все фамилии, подписанные под портретами, на слуху. В городе до сих пор многие их носят.
Представила себе, что почувствовали эти люди, увидев всю эту ...

Но, думаю, не меньшую оторопь вызвал бы этот "мемориал" и в своем первоначальном, неиспоганенном виде. Всему свое место и свое время. Мне не хотелось бы увидеть портрет моего репрессированного деда, нарисованным на боковой стене магазинчика, торгующего селедкой, чипсами, белорусскими колбасами, мужскими носками и макаронами вразвес. По соседству с "мемориалом" - витрина, забитая рулонами с туалетной бумагой.

Уж не поглумился ли таким образом художник над погибшими? Как у него могла возникнуть идея создать "мемориал репрессированным" на белорусских колбасах и непосредственно рядом с магазинной помойкой, ума не приложу.

Но еще больше удивилась я, когда вернувшись домой залезла в тырнет, а там изо всех утюгов "В Боровске вандалы надругались ..." и т.д.



Знаковая по нашим временам оперативность. Позавчера поздно вечером был создан "мемориал", вчера ночью над ним надругались, а сегодня утром об этом уже пишет Варламов и Рейтер (немного утрирую, но только немного). А послезавтра - День города.
И ведь какие фотографии выложены! Такое впечатление, что на самом деле - это какая-то стена плача с монументальной крышей и ограждениями из цепей на столбиках.



На самом деле все это выглядит вот так.



Завораживает надпись "Мы открылись!" в контексте ГУЛАГА.



Это витрина с туалетной бумагой.







Закрадывается нехорошая мысль, что после надругательства «мемориал» смотрится лучше, чем если бы он остался в первозданном виде. А то шли бы люди за белорусской колбасой или туалетной бумагой или за женскими трусиками в магазин по соседству и смотрели бы с недоумением (это в лучшем случае) на такой неоднозначный в этом месте городского пространства прорыв художника к правде.
А теперь, у людей возникает искомое чувство вины и боли при взгляде на так оперативно оскверненный мемориал. Да и некоторая слабость владения художника кистью не так бросается в глаза под пятнами желтой и красной краски.


Уж не был ли это акт акционизма, (пардон за тавтологию)?
Как сказано у тети Вики Акциони́зм — форма современного искусства, возникшая в 1960-е годы в Западной Европе. Стремление стереть грань между искусством и действительностью приводит к поискам новых способов художественного выражения, придающих динамику произведению...

Уж не придал ли сам художник динамику своему произведению, извазюков собственноручно свою работу под покровом ночи? Ну, невольно возникает такое предположение.